Ира Г.

Дата рождения: 1 марта 2005 (13 лет)
Город: Забайкалье. Адм. пункт не указан по этическим причинам.
Цель сбора: Материальная помощь семье в тяжелой ситуации.
Необходимо: 96 000 руб.
Собрано: 105 311 руб.

14 мая 2016 г.

Закрываем сбор для семьи Ирочки, благодаря последнему переводу от нашего друга С., и надеемся, что это поможет семье справиться с тяжелой ситуацией, девочка сможет приехать в Москву, подлечиться, чтобы снова обрести свое детство. Спасибо вам, дорогие!

25 апреля 2016

Простите меня, здесь я не могу назвать фамилию и место по причинам, которые изложены ниже.

С месяц назад мне ранним утром пришло сообщение на телефон, написанное капсом. «МАЙЯ АРКАДЬЕВНА, ЭТО (фамилия) ИЗ (регион) ПОМОГИТЕ! НАС НЕ ВЫПУСКАЮТ НА ЛЕЧЕНИЕ В МОСКВУ ИЗ-ЗА ДОЛГОВ ПО ЖКХ.»

Фамилия знакомая, в семье есть девочка, которой мы помогали уже довольно давно.  Я стала звонить, но ответа не было. Я тогда написала «Как же я могу вам помочь, если вы не отвечаете на звонки?». Ответа все равно не было. Да что ж там за ужас-то такой… Вышла на пациентскую организацию региона. Да, семья есть, да, всё так. Я дозвонилась, был долгий разговор. Просто мама девочки, приславшая мне сообщение,  не всегда может говорить вслух, боится.

Они обращались к нам только один раз, обычный был сбор, на лекарства, но после сбора и помощи маме и Ире, как выяснилось недавно, очень тогда попало от Ириного папы, и попало физически. Они живут в деревне, весьма удаленной от райцентра, почти всё мужское население пьёт, потому что нет занятости, нет спроса на людей. Папа Иры подрабатывает, как повезет, а мама Иры постоянно ищет работу, потому что для женщин там работы нет вообще. Вот, какое-то время мыла полы в аптеке за сто рублей в день, потом аптекари решили, что это накладно, и стали мыть полы сами.

Однажды мама Иры попала в реанимацию, ей там спасли жизнь. Всё продолжилось. Поводы для радости, которыми спешит делиться мама с окружающими — это Ирины успехи. Победа в школьной олимпиаде по математике, например, пятерки за четверть, Ирины рисунки. Мама гордится.

У Иры был любимый пёсик Кузя, сейчас из звериков нет никого. Она очень хочет снова собаку. Говорит, или корги, как Кузя, или лабрадор. Все в семье хотели собаку, говорит Ира, но сейчас она не может мне сказать, можно ли. Я не стала допытываться о причинах, но очень жду, когда Ира, наконец, скажет, что можно собаку. Мы бы постарались ей в этом помочь, потому что собака — это очень важно для человека, и особенно, когда человеку одиннадцать лет, и человек болеет. Это также важно, как лекарства. Я же знаю, что говорю, мне самой было одиннадцать, и у меня самой есть собака. Без собаки холодно в жизни.

Сейчас Ира пишет мне «вконтактике» из местной больницы. Что-то приболела, подцепила вирус и потом стала плохо дышать. Удивительно, но в местной больнице есть лекарства, правда, все вены у Иры лопаются, и не держатся внутривенные катетеры. Но в остальном лечение, вроде, пока помогает. Кислород был 89 процентов, а сейчас уже 95.

Если получится найти деньги и оплатить долг за ЖКХ — 96 000 рублей за несколько лет — Ира с мамой поедут в Москву для планового лечения и обследования, но уже только летом, прошлая госпитализация была пропущена, старались справиться своими силами. Ирина мама написала мне свое сообщение, когда ей пригрозили отказать в выезде, и ей стало совсем страшно. Я, правда, не совсем понимаю, как такое возможно — не пустить, и у кого это есть такое право — не пускать. Только страх накатывает иногда всей своей чернотой, в которой не разобрать уже ничего, и тогда человек прорывается через все свои внутренние и даже внешние запреты. В такой момент мама Иры и прорвалась к нам.

Им бы с Ирой уехать оттуда в такое место, где есть работа, но пока не могут решиться. Есть в другой деревне еще ирина бабушка, которая совсем боится куда-то уезжать, так бы уехали втроем, и было бы, куда. У бабушки живут еще два ее племянника, которые пьют и буянят. А женщины не хотят оставлять свои дома. Когда смертельно устала, трудно начинать все заново. И еще, по крайней мере, Ире надо закончить учебный год. Я пока не очень понимаю, как их вытащить, и главное, куда. Но почему-то мне кажется, что и это возможно. Думаю, я еще поговорю об этом с другими НКО и с юристами, если только Ира с мамой решат искать выход.

А пока очень нужны деньги, чтоб хотя бы расплатиться с долгами перед государством. Ирина мама прислала все документы, конечно же, мы не можем помогать без документов, даже, если верим на слово, и есть все подтверждения, и видим, и знаем. Документы нам нужны, потому что мы за каждую помощь отчитываемся перед МинЮстом, перед налоговой, перед жертвователями, если потребуется. Они все у нас сканируются, подшиваются и хранятся. Только не всегда безопасно выставлять их в открытый доступ, иногда можно только отправить письмом, вот, как здесь — в случае с Ирой и ее мамой. Даже их фамилию и место назвать страшно на весь Интернет.

Минимальная материальная помощь семье Иры, чтобы жить дальше — 96 000 рублей.

Пожалуйста, помогите нам.

Всем доброй Пасхи,

Ваш БФ Кислород и Майя Сонина.

 

 

Ире необходим также пульс-оксиметр, сказал врач в местной больнице, потому что при поступлении она была на кислороде, ей не хватало воздуха, а значит, надо контролировать продуктивность дыхания. Вероятнее всего, Ире также в ближайшее время будет нужен кислородный концентратор, и мы ждем подтверждения от врачей с назначением кислородной терапии на дому, искать аппарат и возможность его отправить Ире.

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!